Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Пост про дежа вю

Позавчера, гулял по жаре, разговаривал по телефону со знакомой К., и внезапно она сообщает, что ее знакомая Т. хочет со мной познакомиться, мы с ней некоторое время это обсуждаем, в ходе обсуждения выясняется, что у нее нет фото в соц.сетях, я шучу, говорю, что К. остается только нарисовать портрет Т., и тут я ловлю себя на мысли, что мы ведь уже обсуждали эту ситуацию и что Т. уже хотела со мной познакомиться, причем я уже шутил про портрет, только не могу вспомнить когда это было (по ощущениям обсуждение проходило тоже летом в жаркую погоду). Перерываю все мессенджеры — нигде никаких следов. Спрашиваю К., К. ничего такого не может припомнить. Но при этом ощущение реальности того воспоминания не покидает — в общем словил дежа вю — и нельзя сказать, что это приятное ощущение, начинаешь сомневаться в своей памяти, в своих маленьких верных нейронах и их связях.

А у вас когда-нибудь было дежа вю?

#мистика #психология #происшествия

Этюд на тему толкования сновидений

Одному моему другу приснилось, что он идет по какому-то району в провинциальном городе (что-то похожее на хрущевскую застройку), к нему сзади подходит его знакомая-коллега, кладет левую руку его левое плечо, правой рукой берет его за запястье и говорит, что она записалась в автошколу, называет какое-то абсолютно совдеповское название автошколы, они идут дальше, друг понимает, что автошкола находится в ближайшем доме, после чего просыпается.

Обратимся к бэкграунду: друг последнее время размышлял на тему того не стоит ли ему пройти обучение на права, взвешивал плюсы (которые очевидны — возможность водить ТС) и минусы (которые тоже очевидны — все это предприятие выльется в лучшем случае в месячный доход) и не мог прийти к какому то окончательному решению, также он последнее время размышлял об эмоциональном отношении к своей коллеге и также не мог прийти к какому то окончательному решению. Да, чтобы исключить возможность вещего сна, он спросил у нее не собирается ли она пойти в автошколу, на что получил отрицательный ответ.

Collapse )

Глава 20. В госпитале.

Сон прошел. Но глаза открывать не хотелось. До жути не хотелось. Ну откроешь, ну увидишь, то что ты и так уже знаешь. Чувствуешь на своей шкуре, так сказать.  

Препаратами острую, одуряющую, всего человека на себя стягивающую, боль, конечно, сняли, но тупая, ноющая, скребущая в левой руке, на ребрах, на плечах осталась...

"Долго же тебя будут латать, наверное, а потом еще дольше - в койке лежать, раны зализывать... А все ради чего? Погеройствовать захотел, дур-рак?! Тьфу на тебя! Что же это такое? Неужели последние восемь месяцев тебя ничему не научили? Неужели вся эта брехня о долге, о немногих хранителях идеи, благородных, все еще сидит в твоей голове? Неужели даже Семен, его гибель, его жертва ничему не научили тебя? Не спасать и не осчастливливать этот мир рождается человек, и потому отрекаться от себя во имя других глупость, глупость, заслуживающая презренья... Или я все-таки неправ, так говоря? А прав тот я, который ТАК поступает? О много бы отдал я за то, чтоб узнать истину..."

Какое-то движение услышал я у двери и открыл глаза. На меня с насмешкой смотрел вошедший санитар. Эта насмешка, этот взгляд свысока, ехидные чуть чуть приподнятые уголки губ - все это вызвало такую ненависть в моей душе, что будь у меня силы, я бы с удовольствием затоптал эту мразь в грязь по самые уши. Но сил у меня сейчас было не много:

Collapse )

Глава 18. С людьми.

Дверь. Металлическая дверь. И серые стены... Есть во всем этом какая-то безотрадность, безысходность, что ли. Надо, надо позвонить. Страшно. Страшно и тяжело. А вдруг откроют? И что за тем? Об этом я старался не думать раньше. Но еще страшнее, если НЕ откроют. Если никого нет. Вот тут уж подлинная безысходность. И безнадежность. Что же мне остается? Одно из двух: или позвонить, или уйти, третьего не дано. Ну, решайся же...

Медленно рука дотянулась до звонка, вдавила кнопку, опустилась. Покрепче сжал зубы, сглотнул, когда услышал шаги и поворот ключа. «Да?» - был вопрос женщины лет сорока. «Здравствуйте, - начал я, чуть выждал, решился и сказал. – Я друг Семена». Что-то в ней изменилось, она внутренне как-то осела. «Проходите» - чувствовалась в её голосе та самая безысходность. Она прошла внутрь.

Снял ботинки, поставил на коврик, в ушах и перед глазами шло изображение, а ум как будто отошел в сторону и просто наблюдал за всем тем, что происходит. Зашел в гостиную, уже бывал тут раз или два когда-то давным-давно, тогда еще не стояло этого фотопортрета на столе, большого, во все лицо, улыбающееся лицо моего друга. Друга, которого я не увижу больше никогда. Никогда.  

Закусив губу, я спросил прямо, как всегда спрашивал: «Слышал, что Семен умер, правда ли это?» Как я хотел услышать «Нет», о Боже, как я хотел это услышать...

- Да. – И что-то снова оборвалось во мне, но теперь окончательно. Окончательно...

Collapse )

Глава 14. Байка вторая, рассказанная в вагоне ресторане.

Кровь стучала в висках. Тук-тук, тук-тук, тук-тук, тук-тук. Воздуха не хватало, раззявленный рот жадно хватал его. Вдох-выдох-вдох-выдох-вдох-выдох. В ушах шумело морским прибоем, а глаза смотрели в одну точку, не видя... Душа застыла, тело затекло... Язык высох и прилип к небу. Страх стальными кольцами сковал его. И его, и время, и обратил весь мир в одну громадную пытку над ним. Пытку выбора.

У гидры страха много голов: и равнодушие, и отчужденность, и инстинкт самосохранения, и, собственно, трусость. И сидит этот паразит где-то между лопаток, крепко впившись в тело человека, и вертит им как ему заблагорассудиться, шепча на ухо ядовитую ложь: «Проходи мимо. Не твое дело. Отвернись. Забудь».

Но, однако же, есть и что-то еще в том человеке, о котором я говорю, и благодаря этому он превозмог гниль в своем сердце, расправил плечи, разогнал сутулость, всей своей волей даванул мерзкого гада так, что чуть сок брызнул... и встал... и сделал шаг... и другой... и третий... Деревянность ног прошла. Еле заметно тряхнул руками и сбросил напряжение вместе с остатками страха... Вдох, выдох. Слегка расслабились мышцы, в глаза вернулся привычный блеск, а на лицо – легкая ухмылка.

Две пары ненавидящих глаз пялились на него. Скривленные хари шумно втягивали воздух, стараясь напугать. Их туши нервически напряглись. Свой страх они пытались сорвать на других.

Collapse )

Глава 12. Со зверьми.

Ночь. Луна. Роща. Гнилой забор. Иду вдоль него. Спокоен. Недалеко, в паре-тройке метров плетется дог. Рядом с ним еще один – крупнее и более лохматый. Медленно, незаметно они придвигаются все ближе. Начинаю беспокоиться. Продираюсь сквозь ветви, хлещут по лицу. Собаки начинают утробно рычать: «Ув-ув, ув-ув». Прибавляю шаг. Еще быстрее. Они не отстают. Задеваю ногой какой-то корень, теряю равновесие, выправляюсь, ближайшая собака в это мгновение тявкает, начинаю бежать. Давай, давай, шибче, перебирай ногами. За спиной уже отчетливый зловещий рык. Одна псина бежит совсем рядом, так что чувствую, как из пасти разит какой-то дрянью. Забор делает поворот. Заворачиваю. По инерции пробегаю пару шагов и замираю как вкопанный. Передо мной тупик. Тупик и черная тень. А в тени горит пара красно-желтых глаз. Эта тень без всяких прелюдий начинает рявкать на меня громко, оглушающе. Рык из-за спины приближается, спортивная сумка, которая была у меня в руках, летит в темноту, а сам я, с неизвестной доселе прыгучестью и тянучестью, вскарабкиваюсь на забор, а затем прыгаю в какую-то яму. Как я медленно планирую вниз, так медленно, что успеваю заметить, как из забора вылетают несколько досок, и какие-то сатанинские твари рвутся через эти дыры...  

Collapse )

Глава 4. В приемной аналитика.

Барон Аквилла, повернув кольцо на своей руке темной стороной наружу, вошел в небольшую приемную. На стеклянной двери, которую миновал барон, были нанесены следующие строки: «Магнетизер У.Ж. Медянцев. Часы приема 10:00-20:00. Частным лицам – прием по предварительной записи. Сотрудникам государственных органов – в порядке очереди».

Аквилла мимоходом задумался, что будет если должностное лицо в порядке очереди подойдет именно во время этой самой предварительной записи частного лица. «Видимо, Медянцеву придется проводить сеанс одновременного психоаналитического сеанса на дух кушетках,» - с долей иронии разрешил данный вопрос сыскарь. Впрочем, судя по скучающему лицу девушки с ресепшена, а также по наличию всего одной скамейки в приемной особых очередей тут давно не было, да и вообще похоже пациенты не особо посещали господина Медянцева.

- Вы по записи? – скучающе спросила девушка, заглядывая в какой-то журнал.

Аквилла удивленно поднял левую бровь: все-таки это прерогатива представителей власти – задавать очевидные вопросы, но вслух сказал:

- Неужели на утро выходного к вашему патрону кто-то записан? Все приличные люди в это время пьют кофе в семейном кругу и обсуждают события прошедшей недели.

- Приличные люди не проходят курсы психоанализа, в принципе, - не растерялась девушка и спросила, - Вы из Столичного Сыска?

- В точку. Как узнали?

Collapse )