ivan_chernecov

Categories:

Глава 55. Мирный-66.

Поселок Мирный-66 действительно оказался унылой дырой в двух с половиной часах езды от Атомграда. Дырой, огороженной забором с колючей проволокой и понатыканными вышками. С мрачными вохрами, патрулирующими лагерь с не менее мрачными овчарками. С рядами темных тюремных бараков, где коротали свои бесконечные сроки заключенные. И с поставкой горячей воды и электричества по пилотным тепло- и энерго- мостами с атомных установок своего эпичного соседа. Режимные города-близнецы, невесело подумалось мне.

Начальник поселка, на удивление, дружелюбный и открытый человек, не стал задавать лишних вопросов, ознакомившись с совместным приказом Шлейхеля и Аквиллы, велел своему заму собрать заключенных согласно списка, приложенного к письму, в столовой, а сам тем временем стал поить нас с Виктором чаем, видимо, давал время подчиненным выполнить необходимые распоряжения. «Умно сохранил лицо, засранец,» - помню, подумал я, вслух, конечно, ничего не сказал - пригубил чайку. Вкус у чая был так себе - непривычный - с добавлением какого-то моха или лишайника из окружающей тундры. А еще я отметил, что больно легко господин начальник отдал своих заключенных и этот вопрос надо было разъяснить:

- Вы же понимаете, что эти уголовники в Мирный-66 скорей всего не вернуться?

- С тех пор как у нас под боком Атомград шевелится, это в нашем заведении не в первой. Мы с Григорием Исаевичем общий язык быстро нашли, - начальник улыбался безупречной белой улыбкой.

"Сплошная металлокерамика, дорогущая штука!" - подумал я, с завистью потрогав языком свои кривые прокуренно-желтые зубы, но вслух сказал другое.

- Сколько времени вам понадобится, чтобы провести эти полторы сотни по своей официальной отчетности как умерших или сбежавших?

- Сбежавших у нас нет, обижаете, куда бежать-то? Тундра и лесотундра кругом на многие километры, по железке не сбежишь - в Атомград упрешься, а там охрана больно лютая, ее как огня все боятся. Так что у нас или умершие, или пропавшие без вести - полторы сотни, конечно, много, но месяца за три все проведем, комар носа не подточит.

Я одобрительно хмыкнул, Виктор включился в "светскую" беседу, а я, в основном, в молчании дожидался конца чаепития. Наконец, начальник сказал:

- Ну, думаю, все собраны. Пойдемте, посмотрите товару в лицо.

Естественно, мы пошли за ним в большой зал с набившейся толпой фигур в тюремных робах и кольцом вохров по периметру помещения.

Естественно, мы прошли за ним к импровизированной сцене.  

И, естественно, хоть это и не в моих привычках, но я захотел сказать напутственное слово всей этой ораве, поступающей в распоряжение моего Братства (пример Аквиллы наверное оказался заразительным):

- Арестанты! - мхатовская пауза, - Убийцы, насильники, изменники Родины, торговцы смертью, пьянь и рвань! Посмотрите на себя! Сейчас вы последняя сволочь, переступившая те запреты, после которых общество выкинуло вас гнить заживо в эту дыру до конца своих дней! Но сегодня вам выпал шанс, - пауза, - Шанс сделать для своей страны одну грязную работу, к которой никого кроме вас не следует допускать. Шанс, сделав ее, вернуться к нормальной жизни, вернуться к свободе. Шанс совершить в своей жизни хоть что-то стоящее! Вперед, ублюдки! Свобода ждать не любит!

И я сошел с трибуны к толпе, понявшей чего я от нее хочу и потянувшейся к выходу, где нагнанные чуть ли не со всего лагеря вохры заламывали заключенных, заковывали их в браслеты и, натянув на головы мешки, разводили скрюченных в три погибели людей по их камерам - собирать негустые пожитки.

- Прекрасная речь, - заметил начальник.

- Все для зрителя, все для почтенной публики, - ухмыльнулся я и спросил, вспомнив наказ Инквизиторского сынка, - Кстати, в первом ряду у трибуны я видел цыгана, можно взглянуть на его личное дело, осмотреть камеру и, возможно, переговорить.

- Странное желание... ну ладно, - ответил мой собеседник.

Распространяться о том, что это - действия, совершаемые для проформы, для великой видимости тщательного расследования, якобы в рамках розыскных мероприятий в отношении таинственного культа, "представляющего угрозу самим устоям Срединного Союза", я, конечно же, не стал, а молча пошел за своим спутником в спецканцелярию Мирного-66, взглянуть на личное дело цыгана, имя и фамилия которого память моя за три столетия не удержала.

#местолишениясвободы, #баронаквилла, #баронаквилла62, #исправительнаяколония, #вымысел, #оперативнаяработа, #политика, #проза, #расследование, #режимныйобъект, #политическаясделка, #бесчеловечность, #расходныйматериал, #мотивационнаяречь

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic