ivan_chernecov

Category:

Глава 51. Факельное шествие.

По каналу экстренной связи я условился о встрече с Бароном Аквиллой. Ответ о месте встречи меня не очень воодушевил - пересечься на официальном мероприятии столичных гвардейцев - факельном шествии сегодня же вечером в пригородном городке Валашиха. Деваться было некуда - надо было многое обсудить, поэтому, закусив в забегаловке и бросив тачку во дворе, я нырнул в подземку, добрался до вокзала и, сев на электричку, стал уныло тащиться в Валашиху, рассматривая достаточно безрадостные пейзажи: налепленные новостройки, заброшенные и ветшающие промзоны, скопления дачных домиков. 

Ехать на машине было бы бессмысленно - Столица за тридцать лет своего столичного статуса нарастила такие пробочные заторы, что авто годилось только на поездки внутри своего района, да может еще в пару-тройку прилегающих. Ох уж, наше общесоюзное разгильдяйство! Ох уж, правила национального бардака, по которым развивается любая ситуация - от дорог до полетов в космос! 

За этими мыслями я успел прикончить кружку пива в привокзальном валашском кафе, называемом "Бейрут" и обставленном с претензией на восточный вкус, когда в него вошел типичный гвардеец - рослый и крепкий малый, с короткими русыми волосами и слегка прямоугольной физиономией, в глазах которого светились наблюдательность и исполнительность. Он коротко сказал мне: "Вам нужно пройти со мной", посмотрев на меня и видимо сверив увиденное с услышанным словесным портретом. Я не спорил, я пошел за ним. 

По пути он вручил мне какой-то плащ-дождевик и велел надеть и накинуть капюшон на голову. Я, опять же не споря, последовал его указаниям. Надо сказать, этот парень тут же дал мне сто очков форы по внешнему виду - его брутальная кожанка выгодно выделялась на моем фоне. Впрочем сокрушался я об этом недолго: когда мы вышли к центральному пруду рядом с памятным мемориалом одной из битв давней Великой Войны, я увидел, что вся толпа в несколько тысяч человек была одета всего в трех стилях - в дождевиках с капюшоном, как я, таких было большинство, в кожанках, как мой спутник, этих было тоже много, но меньше первых раза в два и, наконец, мужики в каких-то наспех сшитых мундирах - этих было мало, может сотни две на всю толпу. 

Уже потом я узнал, что первые - это неофиты, вступившие в Гвардию буквально на днях, вторые - костяк и опора движения, успевшие поучаствовать хотя бы в одной силовой операции, ну а третьи, соответственно, командиры ячеек. Надо признать, что толпа несмотря ни на что оказалась достаточно организованной: бывалым гвардейцам бойко раздали факелы, руководители, немного поорав, организовали более-менее сносное построение из собравшихся, которое затем по команде, выдвинулось от площади рядом с прудом по центральной улице Валашихи в сторону столицы. 

Висящий над нами вертолет телевизионщиков выдвинулся с нами. Как только мы начали движение (хорошо хоть не в ногу заставили идти), мой сопровождающий снял с головы и вручил мне наушную радиогарнитуру, не говоря ни слова; вот оно как, вот она, оказывается, встреча с Бароном! Ну надеюсь хоть какая-то гарантия от прослушивания тут есть!

- Да, - шепотом спросил я, надев гаджет.

- Что у тебя опять не слава Богу? - бесцеремонно спросил господин Барон.

- А канал связи... - начал было я, но Аквилла меня перебил:

- Все отлично. Никто не запишет. Что надо?

- Есть важная информация. Ты что-нибудь слышал о Подземных городах?

- Ну да. Что-то вроде ловушек для душ, устроенных какими-то тварями Неведомого. Кажется, именно из этого места сумел сбежать Самурра, чтобы вернуться на нашу гостеприимную земную поверхность. А что?

- По приказу Самурры я нашел там Киру.

- Мы вроде договаривались, что ты найдешь Марию, а не эту психопатку.

- Это то, о чем я как раз хотел поговорить. На поиски Марии направлена группа. Но также Самурра захотел, чтобы у членов семей всех главных чинов Очищения была почетная охрана из Братства.

- Так-так...

- Аквилла, пожалуйста!

- Что - пожалуйста?

- Не отдавай приказ на устранение моих братьев! Не начинай войну!

- Но вы же этого хотите сами.

- Не хотим!

- Ты может и нет. А твой патрон?

- Братство не должно исчезнуть из-за двусмысленно-ошибочных приказов своего руководителя. Думаю я смогу подкорректировать их.

- Это вряд ли. Слышал тебя разжаловали.

"Откуда это слышал? - подумал я, - Неужто Рябой - твой ставленник? Тем более его надо устранить".

- Все равно Самурра от меня никуда не денется.

- Опасную игру он затевает, твой Самурра.  

Наша колонна стала выходить из Валашихи на шоссе к Столице. Вокруг смеркалось, и шествие плавно остановили, велев зажечь факелы. Снова всенародное разгильдяйство дало о себе знать: спички и зажигалки были в среднем только у одного на пять-шесть бывалых гвардейцев. Толпа постояла и погудела, порождая и поглощая суматоху, связанную с зажиганием факелов. Наконец, несмотря ни на что, все факельщики обзавелись зажжеными факелами, а кое-кто, естественно, и обожженными пальцами. Эти факелы им пришлось держать на вытянутых руках, еще бы дурацкие факелы разбрасывали фонтаны искр во все стороны, а особенно на одежду и волосы факельщиков. По крайней мере, свет огня помог разогнать сгущающиеся сумерки, и мы смогли двинуться дальше. А я - возобновить беседу.

- Ну может, может она и не однозначна, но Братство преследует благие цели, вспомни сколько пользы оно принесло Ордену и сколько - Очищению! А сколько совместных планов у нас разработано!

- Скажу прямо, Ворон. Действия Самурры наводят на мысль, что предатель все-таки он. Если так, то тебе лучше бы работать на меня. Более того, я бы сказал — это единственный выход пока не начинать войну с твоим патроном и всеми, кто подчиняется его приказам.

"Он что - знает про Культ? - у меня засосало под ложечкой, - Ужасно. Он же перевербует меня на раз. Впрочем, очень странно, Самурра же при желании мог бы узнать все, о чем я думаю, и Аквилла об этом знает".

- Ты ведь даже не уверен, что говоришь сейчас с Вороном.

- Как раз уверен. У сопровождающего тебя парня в кармане пара Магистрских амулетов и Самурра даже рядом с тобой сейчас не сможет находиться. Да и узнать, о чем мы с тобой говорили - тоже. Так светская беседа в твоей памяти останется, которую сможет увидеть Самурра.

"Вот так-так, все то ты предусмотрел, господин Барон, но соглашусь ли я?"

Шоссе перед нами делало лишний крюк, огибая кладбище, колонна не стала сворачивать и пошла по проходам между могилами. Фантасмагория! Армия зловещих призраков, подсвеченная багровым светом пылающих факелов, шагает мимо могильных памятников и крестов, отбрасывая танцующие, мерцающие тени. Дурным предзнаменованием для страны это все отдает, так чувствовал мой спинной мозг. Тем временем командиры приказами, окриками и оплеухами расположили колонну в полукруг перед сооруженным помостом, на который запрыгнул Первый Гвардеец Союза (а в дальнейшем - Первый Рыцарь Протектората) собственной персоной. Он начал публичную речь, охватив голосом все кладбище и заодно отдаваясь звоном в моем ухе, так как гарнитуру я вытаскивать не стал.

- Орлы! Мы начинали с вами как ополчение Очищения, но теперь - теперь мы Гвардейцы. С одной стороны, общество признало наши заслуги, наделив нас официальным статусом. С другой стороны, сопротивление нам тех косных и преступных элементов, против которых мы выступаем, будет нарастать. Совсем не всем пришлось по вкусу то, что мы делаем. Символично, что признание наших трудов произошло в славную годовщину битвы Первого Краснознаменного Гвардейского полка, битвы, в которой в ту Великую Войну были посеяны первые ростки крушения фашистской империалистической экспансии. Перед лицом безжалостного врага, жаждавшего истреблениянашего великого народа, они сражались, проливая кровь, не щадя сил, вырывая победу у агрессоров.

Аквилла замолчал. Пауза, наполнившаяся шипением горящих факелов, стрекотом насекомых, шумом раскачиваемых ветром ветвей, четко слышимых в ночной тишине, ввела всех собравшихся в оцепенение. И где он успел нахвататься этих ораторских приемов?

- Осмотритесь вокруг, - продолжал Барон, - Все эти кресты, памятники, под которыми спят наши предки. Что бы они сказали, увидев Союз сегодня? Для того ли они сражались и умирали, чтобы снова нашу страну заволокло туманом и заполонило влиянием международной олигархии, ради чужаков, топчущих нашу землю?

Барон продолжал в том же духе, я же на какое-то время перестал слушать, тронутый его речью, органично вошедшей в контекст всей зловеще-неординарной сцены передачи боевого дежурства от гвардейцев давней все сильнее забываемой эпохи к нынешним временам.

- Орлы! Нам надлежит поклясться быть верными идеалам наших предков, следовать путем боевых героев нашей славной истории. Новые битвы не за горами. И с непреклонной волей и твердостью мы выиграем их под началом нашего лидера, нашего вождя. И эти битвы, наконец, принесут нашей стране освобождение и Очищение. Отныне будем готовы, отныне мы - Гвардия. Ура!

УРАААА! - подхватили присутствующие.

УРАААА! - подхватил даже я.

УРАААА! - казалось, поддержали нас те самые погибшие гвардейцы Великой Войны.

- Стройся! Шагом м-арш! - гаркнули командиры как только троекратное ура стало стихать.

И мы снова двинулись в путь.

- Ну что скажешь? - прозвучал в гарнитуре голос Барона.

- А если я скажу - да, - ответил я, еще находясь под впечатлением от его выступления.

- Тогда под твою ответственность в дальнейшем перейдет все Братство. А пока... а пока присоединись к боевой группе, которая почетно охраняет приемного сына господина Инквизитора, он, если не знаешь, состоит в Гвардии, вот вы и вольетесь в его отряд - они сейчас, как раз в Столице, в казарме расквартировались, да и мой подручный, что тебя сейчас сопровождает, всегда под рукой будет. Пока там побудешь, а дальше увидим. Сейчас главное доступ Самурры к твоему телу ограничить, чтобы  он еще каких идиотских приказов надавать не сумел.

-Эх, - вздохнул я, - Ну давай попробуем...

#баронаквилла, #баронаквилла58, #факельноешествие, #вымысел, #политика, #организацияобщественногодвижения, #политическаясделка, #проза, #заговор, #вербовка, #предательство, #мистика

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic